Игра и социальное взаимодействие

Популярность домашних собак в значительной мере обусловлена их готовностью участвовать в игре и сохранением во взрослом состоянии тех черт, которые у большинства видов наблюдаются главным образом в ювенильном периоде. Для молодого животного, как известно, цель игры состоит в приобретении навыков, направленных на выживание. Собака редко играет, оставаясь наедине с собой (Beaver, 1999), так что ее игра в основе своей является, по-видимому, только социальным видом активности. Это объясняет, почему оставленного в одиночестве питомца так часто не удается занять различными игрушками для собак: собаке важна не сама игрушка, а игра как форма социального взаимодействия. Игра способствует развитию социальных навыков и способности общения лишь в том случае, если действия играющего вызывают ответ со стороны других ее участников, будь то человек или собаки.

Игровое покусывание. Один из главных уроков, получаемых посредством игры, заключается в научении ограничивать силу и активность своих действий, в частности силу укуса. Щенок учится этому, пока его зубы причиняют минимальный ущерб. По данным одного из исследований (Beaver, 1999), взаимодействия между щенками включали покусывание в 87% случаев.

Кажущаяся интенсивность такой игры может встревожить хозяина-новичка, а опасение, что малыш слишком пострадает от зубов другого щенка, побуждает владельца несвоевременно вмешаться, тем самым затрудняя формирование правильных коммуникативных реакций у участников игры. Огромное значение для общения имеет способность подавать и принимать как звуковые, так и выраженные языком тела сигналы примирения и покорности, которые должны приводить к немедленному снижению агрессии. То, что человек в этой ситуации берет щенка на руки и успокаивает, абсолютно не вписывается в парадигму социального обучения собаки. Малыш лишается возможности узнать, как важно лежать неподвижно или переворачиваться животом кверху перед чрезмерно разыгравшимся приятелем, а кроме того, хозяин своим вниманием рискует поощрить и закрепить реакцию страха. Вдобавок, если быстро убрать одного щенка от другого, можно вызвать реакцию преследования, что только усугубит ситуацию и послужит для “спасаемого” щенка плохим уроком. Щенок, которому совсем не позволяли кусаться во время игры или к покусываниям которого человек или собака относились с чрезмерным терпением, вероятно, так и не научится соразмерять силу своего укуса. И в дальнейшем, уже повзрослев, он будет способен нанести серьезные раны даже при мелких столкновениях.

Оценка силы. Вторая и наиболее важная функция игры состоит в том, что она позволяет оценить силу и слабость компаньонов в условиях, исключающих настоящие, чреватые ранением драки. Умение оценить различия между особями по их иерархическому положению и способности контролировать ситуацию, проявляющиеся сначала в игре, а позднее при помощи специальных сигналов и поз, имеет основополагающее значение для поддержания иерархии в собачьем сообществе (Nott, 1992; Dehasse, 1994; Abrantes, 1997).



Если молодым собакам постоянно дают возможность убедиться в том, что совершенно недопустимые, потенциально опасные уровни игрового поведения - рычание, преследование, подпрыгивание, сильные укусы - отлично помогают добиться продолжения игры, то по существу нормальное игровое поведение может перерасти в проблему.

Если же собака усвоит, что она способна контролировать жизненно важные ресурсы как в игре, так и при любом другом взаимодействии (особенно, когда к списку успешных стратегий, используемых в этих целях, добавляется агрессия), ее отношения с хозяином нередко осложняются настолько, что смена владельца или эвтаназия становятся неизбежны.

Попытки привлечь внимание. Забота владельца о здоровье питомца, его внимание и привязанность никак не соответствуют родительскому поведению собак, ориентированному на отделение и автономию. В некоторых случаях, когда связанные с болезнью формы поведения типа облизывания себя, хромоты или кашля подкрепляются явным беспокойством хозяина, щенки научаются воспринимать их как средства общения и впоследствии используют для привлечения к себе внимания (Dehasse, 1994). То, что результатом какого-либо поведения, выбранного щенком, становится внимание человека, делает успешными многие стратегии настойчивого выпрашивания и привлечения внимания, а также грозит чрезмерной привязанностью собаки к хозяину и состоянием тревоги при расставании. Неподчинение собаки, а также недостаточный контроль владельца над ситуациями, связанными, в частности, с кормлением собаки и проявлением внимания к ней, зачастую приводят к установлению абсолютно неправильных иерархических отношений между хозяином и питомцем. Это, в свою очередь, может иметь далеко идущие и чрезвычайно неблагоприятные последствия для взаимосвязи собаки и человека.


0876878414408858.html
0876946111204228.html
    PR.RU™